АДРЕС ТЕАТРА:
Казахстан
г. Караганда
пр. Бухар Жырау 32/2
тел.кассы:
8 (7212) 41-06-50




SIC!

ВАКАНСИИ


История театра


У ИСТОКОВ (1973-1980гг.)




Правильнее было бы начать этот период с 1967 года, когда появляется первое, как принято называть у историков, упоминание о театре музыкальной комедии. В 1967 году Совет министров дал поручение зам. председателя Вартанян заняться открытием нового театра в городе металлургов, и, в первую очередь, строительством здания. Никто этим не занимался, даже не создали проекта. Только в начале 70-х годов с приходом первого секретаря горкома Давыдова вопрос о создании театра начал подниматься вновь. И здесь возникает первая загвоздка, связанная с открытием театра. Дело в том, что в министерстве культуры имелись четкие указания, дававшие право строить театр оперетты только в областном центре, при этом учитывалось и количество населения. Темиртау был городом-спутником, а потому согласование с министерством культуры строительства театра музыкальной комедии в этом городе встречало трудности. Необходимость базирования театра именно в Темиртау объяснялась очень просто: во-первых, на строительство Магнитки, а это была комсомольская стройка страны, приехала молодежь со всего Союза. Именно они просили об открытии в Темиртау театра оперетты. Во-вторых, Карагандинский металлургический комбинат, размещающийся в Темиртау, был достаточно богатым предприятием, силами которого можно было обеспечить создание театра. Учитывая все вопросы, которые встали в связи с открытием театра решено было, что Темиртау будет местом временного базирования театра до его перевода в Караганду. С самого основания театр именовался как Карагандинский областной театр музыкальной комедии.

Несмотря на принятие решения в 1967 году, фактическое его претворение в жизнь началось в 70-х годах. Основная работа по организации театра легла на плечи первого директора Евгения Лукича Пелещука.

Когда Евгения Лукича попросили заняться организацией театра, он работал заместителем председателя областного комитета по телевидению и радиовещанию. Вот что рассказывал Евгений Лукич в своих воспоминаниях об этом периоде.

«5 марта 1973 года был создан театр музыкальной комедии решением Совмина и ЦК компартии Каз ССР. 6 марта позвонил начальник облуправления культуры М Рымжанов и сказал, что мне поручено возглавить организацию и открытие театра. На следующий день первым рейсом я вылетел в Алма-Ату. Праздник на носу, а я прямо к министру культуры Ж. Еркимбекову. Через час мы были в отделе культуры ЦК, где нас принял заведующий отделом М. Есеналиев. Он предупредил, что дело это не из легких здоровье нужно лошадиное и большие связи в Москве. Здоровье, слава богу, было, а вот связей нет. Министр, заведующий отделом культуры и я, отправились к секретарю ЦК. Разговор вышел короткий, но очень деловой. Он предупредил, что аналогов создания подобных театров в Казахстане нет, нет своих специалистов, придется начинать все с нуля.

До полуночи 7-го марта из-за нас работало все министерство культуры, нас проклинали, костерили, но к 12 часам я уже был полноправным директором со всеми необходимыми документами и правом первой подписи.

Первым делом заказал печать «Карагандинский театр музыкальной комедии, Темиртау». Открыли свой счет в банке. Затем вместе с Рымжановым поехали представляться в Темиртауский горком партии к Давыдову.

Я не имел понятия сколько нужно людей в театр, под руками не было никаких инструкций, документов, штатного расписания. Сделал запросы в Омский и Новосибирский театры музыкальной комедии с просьбой выслать штатное расписание. Приехали в Темиртау к Давыдову, а я уже для себя прикинул: худо-бедно, человек двести понадобится солисты, хор, балет, оркестр…

Первый вопрос Давыдова:
- С чего начнем?
- С жилья.
- Сколько надо?
- Для начала сто квартир.
- Сделаем. Когда нужно?
- В мае и не позже.

Пригласили председателя горисполкома и главного архитектора города, оговорили район, смотрели фундаменты дом в 6 микрорайоне, дом Карметкомбината, дом в 7-ом микрорайоне. Главный архитектор предупредил, что дома должны сдаваться в четвертом квартале. «Не знаю, как у вас, - сказал секретарь горкома, - а у нас они будут сданы в мае».

Решение проблемы жилья сыграло большую роль в создании театра. В любом городе Советского союза получить жилье было практически невозможно. Люди годами стояли в очереди на квартиру. В карагандинском театре жилье предоставляли всем приезжающим сразу. Соответственно руководство могло приглашать любых специалистов: все ехали охотно. Таким образом, материальная почва для приезжающих была подготовлена, нужно было искать специалистов.

Вернемся к рассказу Евгения Лукича. «Рымжанов отправил меня в министерство культуры СССР, и я через день улетел в Москву. На Неглинной улице в управлении музыкальных учреждений меня тепло встретила инспектор Муза Сергеевна Клейменова. Она уже была в курсе дела, дала мне координаты театров оперетты, посоветовала к кому лучше обратиться. Муза Сергеевна свела меня со старичком дирижером А. Хмелевичем, 1890 года рождения. Он уже давно был на пенсии. Открыл мне глаза на то, что такое оперетта, «с чем ее едят». Хмелевич взял чемодан и зонтик, и мы вылетели в Караганду. Это был первый дирижер Карагандинской оперетты. Он порекомендовал мне режиссера Штивельмана, работавшего тогда в Красноярском музыкальном училище. Я дал телеграмму: «Приезжайте на переговоры, должность главного режиссера в Караганде». И через 3 дня он был уже здесь. Трое суток мы просидели в гостинице втроем, рассуждая о том, каким должен быть театр, как его формировать. Но с самого начала мы не сошлись взглядам, недостаточно поняли друг друга, и Штивельман уехал. Муза Клейменова порекомендовала мне молодого хабаровского режиссера В. Григорьева. «Он не музыкант, но умный, неплохо ставил в Ташкентском ТЮЗе», - вот характеристика данная мне Клейменовой. В Москве, в Министерстве культуры, состоялась наша первая встреча с Вадимом. Мы вышли на улицу и на приступке Стройбанка проговорили 6 часов, замерзли, пошли в нотный магазин, купили два клавира, и, можно сказать, нашли общий язык. Он честно сознался, что пока не ахти какой специалист в оперетте, но, мол, хабаровские артисты за ним пойдут. Сразу же предложил Гаевого Анатолия Андреевича главным балетмейстером и Колчанова Владимира Николаевича очередным. Пока я был в Москве, Александр Хмелевич полетел в Йошкар-Олу за Галиной Леонидовной Новиковой. Он сказал, что это самый лучший хормейстер. По всей стране прошел слух, что в Казахстане открывается новый театр. Муза Сергеевн всем давала мои координаты. Прилетел из Москвы, мне дали старенький уазик и шофера Равшана Халбаева.

Пришли ответы из Новосибирска и Омска. Вернулся Хмелевич из Йошкар-Олы с согласием Новиковой и первых басов хора: Леонида Сидорова и Алексея Скрипаленко. Срочно нужны были квартиры, решили, что будем давать их всем приезжающим: и хору, и балету, и оркестру. Почти каждую ночь разговаривал с В. Григорьевым по телефону. Он рекомендовал Жданова А. И. зав.постановочной частью. В мае он уже приехал с семьей. И квартиру, которую мне дали в Темиртау, я отдал Жданову.

В Темиртау нас разместили в старом доме культуры Металлургов, горисполком дал еще барак, в котором находился кабинет директора, приемная, а позже и кабинет режиссера. Так начали устраиваться.

Повез на утверждение составленное штатное расписание на 405 человек в Алма-Ату. После долгого шума, споров, ругани и всяких прочих неприятностей штаты театра утвердили.




 

Карагандинский Театр Музыкальной Комедии
- 2006 - 2007 -